?

Log in

Здесь - мои тексты об устойчивом развитии "с человеческим лицом", собранные по нескольким темам.

Тема первая, "Гармония в отдельно взятом локусе, или Как сделать "Прекрасную Зеленую" в самом обычном месте" . 
 
1) "Ясная поляна: возвращение природы". О толстовской усадьбе как гармоничном мире, где возрождены не только пруды, яблоневые сады с ульями, конюшни, но и оранжерея образца 19 века, где создаются условия для шмелей и бобров, ужей и светлячков... 

Читать далее

2) "Земля журавлей и людей на Амуре". О Муравьевском природном парке. Здесь нет государственного финансирования и охраны, а краснокнижные журавли есть - больше, чем в заповедниках - а еще и экоземледелие, и солнечные батареи...
Читать далее 

3) Современная пастораль. Аркадий Айдак, председатель колхоза "Ленинская Искра": "Долгий, извилистый и трудный путь к относительной идиллии". 42 года назад учитель-филолог, коммунист, потомок "кулаков" - умных чувашских крестьян - принял нищий колхоз, с оврагами и выбитой до красной глины, голой землей. Сегодня здесь - леса с белыми грибами, озера. Здесь без "химии" растят хлеб, хмель, скот... 

Читать далее

4) "На картошку из Швеции в Чехию" и "Соломинка, которая переворачивает мир".
Две статьи об удивительной сети для волонтеров органического земледелия  WWOOF (World-Wide Opportunities on Organic Farms - Возможности по всему миру на органических фермах, или Willing Workers On Organic Farms - Добровольные Работники Органических Ферм).

Читать далее...
 


и далее

Тема вторая, "Экопсихология - ключ к решению".

1) "Лена! Иди и купи что-нибудь - если хочешь остаться в западне!"
(Статья посвящена Всемирному Дню без покупок - 29 ноября).

Читать далее...

Тема третья, "Умное передвижение".


1) Самые счастливые люди в районе залива. ...В Беркли я оставила свою футболку с надписью «Дорогу пешеходам». Уж очень она понравилась хорошему человеку Синтии. Синтия отдарилась другой футболкой, на ее спине надпись «One less car» - «Одной машиной меньше»...

Читать далее

а еще здесь

2)  "Фолди" - складывающийся!" О
 веломобилях и московском веломобилисте. 

Читать далее


Тема четвертая, "Мир Этно".

1) "На дороге домой".
О девушке, которая, переехав из Москвы в деревню, сделала теплый мир традиционной культуры своей жизнью. PDF, стр.16.

Читать

2) "Как "Семеновна" торф добывала".  В фольклорной экспедиции тетя Катя спела мне уникальное - народную "современную историческую" песню "про болотушку".

Читать далее

Тема пятая, "Жизнь без отходов".

1) Первопроходцы раздельного сбора. Ого - речь о 1996 годе! Мой собеседник, эколог Рустэм Гафуров,  "выдавленный" системой из себя самой, рассказывает о первом в России опыте цивилизовать обращение с  отходами.

Читать далее

2)  "Деньги под ногами": утраченные иллюзии и будничные победы. В поселке под Дзержинском в 2007 году раздельный сбор отходов возник "снизу".

Читать далее


С минуты на минуту может заработать техника, снося укромный сад в центре Нижнего Новгорода, рядом с небольшим двухэтажным домом, где всю жизнь жил и творил создатель судов на подводных крыльях, экранопланов и экранолетов. И где сейчас живет его дочь, конструктор Татьяна Ростиславовна Алексеева.

Дом, где жил Ростислав Алексеев. Фото из семейного архива. Этот палисадник будет уничтожен

28088c0ceaeac7e999c3ad7120ea0c43.jpg

Старинный клен у дома Алексеева, фото Екатерины Прейс.

c5678fb06218671aefdcb64b1693c7ef.jpg

Два гектара с неохватным дубом, вековыми вязами, кленами, липами, экзотическими многолетниками и куском нетронутого местного луга сохранились не из уважения к великому земляку. А из-за расположения - на крутом склоне, куда застройщики долго не добирались. Склон - берег реки Ковалихи, на которой давно уже не стоят кузницы ковалей, которая совсем уж хорошо запрятана и невидима: течет под землей в трубе.

Вот такое все здесь - потаенное, но полное сокровищ. Ту же лужайку в саду обследовал действительный член Русского Географического и Русского Ботанического обществ, сотрудник Ботсада Илья Мининзон. Нашел редкие травянистые растения, занесенные в Красную книгу Нижегородской области: лилию саранку, спирею городчатую и зеленчук желтый. «Все они успешно возобновляются самосевом и\или вегетативно». Акт ботаника был отправлен нижегородскими зелеными в региональное Министерство экологии и природных ресурсов. 

652efe734b4645f663cb92913b752b75.JPG

63e509d9004f4ca003947d783a0e8115.JPG

Сотрудники Министерства провели свое обследование - краснокнижники действительно процветали. В соответствии со статьей 60 Федерального закона «Об охране окружающей среды» в отношении видов, занесенных в Красную книгу, «запрещается деятельность, ведущая к сокращению численности этих растений, животных и других организмов и ухудшающая среду их обитания», и информация о них должна учитываться при планировании хозяйственной деятельности на этой территории. По идее, надо делать локальное ООПТ - охраняемую природную территорию…Это по идее. А сейчас по бумагам там нет не только ООПТ - даже никакого сквера. Пустырь.

Что касается сада, разбитого на склоне, то начало ему, судя по всему, положил еще английский сад утраченной усадьбы, существовавшей здесь в 19 веке, рядом с другими такими же. Сам двухэтажный дом 45а по Ульянова, где жил Ростислав Алексеев с 1941 года – окончания института – до 1980, ухода из жизни,к этим остаткам не относится. Скромный дом построен в 30-е годы, но это памятник истории, память о человеке, плодами гения которого пользовался, наверное, каждый из нас.

Торпедный катер на подводных крыльях Алексеев создал через 10 лет после защиты диплома! После адаптации этих судов под пассажирские перевозки в 60-е годы появились пассажирские суда "Метеор", "Ракета", "Буревестник", "Комета", "Спутник". Алексеев перевернул представление о водном транспорте, заработал место в галерее выдающихся деятелей XX века в библиотеке Конгресса США, но не заработал персональных дач, вилл и прочего, да и вообще своего жилья, жил «у тещи», как шутя сказала дочь в одном из интервью.

Алексеевы никогда ничего не просили у государства. Татьяна Ростиславовна живет в их квартире до сих пор, хранит вещи отца, ухаживает за садом, за которым ухаживал отец, дружит с соседями, как отец, катавший на своей «Победе» всех детей округи. Надеялась прожить так до конца дней.

К сожалению, несколько лет назад на участок таки положил глаз застройщик, Роман Овсепян, ООО «Дом на Провиантской». К еще большему сожалению, одна из нижегородских архитекторов выполнила проект застройки шестиэтажками, а другая - работу с невинным названием «Историко-культурный опорный план участка». По нему дом-памятник лишается хоть какой-то территории, все - второй двухэтажный дом-близнец под одним номером с «алексеевским», и сад - попадает в строительный котлован. Фактически у памятника нет законной охранной зоны, расстояние до застройки 4 метра. Собственно, он и сам легко может съехать в котлован. Ужасно осознавать, что всего через полгода заработает недавно принятый федеральный закон об автоматических охранных зонах для памятников в 100 метров. Если бы не услужливость проектировщиков, место было бы защищено.

Близнец дома Алексеева будет снесен с окружающими его деревьями. Фото Олеси Филатовой.

f0e41873769b85a33facc55233b88096.jpg

Ростислав Алексеев родился в декабре 1916 года. Скоро 100-летний юбилей! Как пишет Олеся Филатова, градозащитница и знаток этих мест, «По случаю

юбилейных дат раньше проводились различные мероприятия, организованные в его честь специальной комиссией, в которую входила его дочь Татьяна Ростиславовна. Однако в 2016 году её не включили в совет, и о планах празднования столетия Алексеева ее никто не ставит в известность. Потому что в качестве достойного подарка будет не благоустройство территории, которую обещали провести 10 лет назад как раз на крупную юбилейную дату, а синий забор, который будут возводить по границе гаража. Того самого гаража, где в 1949 году Алексеев вручную собрал свой первый автомобиль, иронически назвав его КДФ (картон, дерево, фанера). 

В планах большая стройка – возведение шестиэтажного дома на территории Ковалихинского оврага, а так же на исторической территории объекта культурного наследия, границы которого урезали под застройщика. Ставить забор, по данным последнего жильца второго, деревянного дома, планируемого к сносу (я писала о нем в http://seledkagazeta.ru/news/501/17/dom-pervyj), будут 1-4 июня. Какая-либо разрешительная документация отсутствует, комиссии по оценке состояния зеленого покрова не было. Информация о состоянии деревьев должна висеть на сайте Законодательного собрания с апреля этого года. Но ничего нет. Таким образом, планируется НЕЛЕГАЛЬНАЯ ВЫРУБКА ДЕРЕВЬЕВ И ПОДГОТОВКА СТРОИТЕЛЬНОЙ ПЛОЩАДКИ. Если это действительно будет происходить в эти даты, нам необходима на это время поддержка С ЦЕЛЬЮ НЕДОПУЩЕНИЯ НАРУШЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РФ!»

Планируемая застройка, в том числе вплотную к дому Алексеева (его самого почти не видно).

a57ccaf0d6fc808f6e56807d2810ee63.jpg


Читать подробнее на сайте Активатика

«Фотограф – очень полезный на пожаре человек. На травяных, тростниковых пожарах фотограф может носить на спине запасной РЛО с водой».

«Во время прицела в видоискатель глаза широко раскрыты и сильно слезятся от дыма, в них летит сажа, пыль, мелкие продукты горения».

«Обычно рукам фотографа не нужна мощная защита, он просто в силу стремления сохранить технику не подойдет к огню так близко, что начнет жечь руки».

«Фотограф может по просьбе ствольщика заводить и выключать мотопомпу, помогать ствольщику справляться с тяжелым, наполненным водой рукавом, может перекапывать очаг… При желании и необходимости фотограф может сменить ствольщика на стволе».

«РТП может отправить фотографа на разведку, чтобы оценить площадь, обследовать другие территории, найти очаги и т.п. Но уходить фотограф должен не один, а со вторым человеком, и обязательно с рацией, заряженным телефоном, личной аптечкой и навигатором».

«Очень ценится фотограф, который умеет приготовить обед для работающей группы».

Это цитаты из подробнейшей, профессиональной, иллюстрированной лекции Марии Васильевой, сотрудницы противопожарного проекта Гринпис России «Особенности работы фотографа на природных пожарах». На пожарах лесных, торфяных, тростниковых… 

Сотрудники и волонтеры Гринпис, к сожалению, накопили за последние годы большой и разнообразный пожарный опыт. Спасибо властям страны, развалившим лесную охрану. 

Вот, в частности, и целый жанр «пожарной фотографии» появился на свет. А в нем - настоящие шедевры. Такие, как «Столб» Игоря Подгорного, снятый в 2010 в Волгоградской области. 

b1f5e002034024a6ed6160888fb7f297.jpg

На фото Ивана Бурова - фотограф Мария Васильева. Смоленская область, 2014.

767861f7d33ef92c6930d34723d910e8.jpg

Нет-нет, в лекции Марии Васильевой есть и про соотношение значений выдержки и диафрагмы, про композицию и «узлы внимания», и про «цветовой шум» при повышении светочувствительности, и об искусстве передавать через размытость объекта «убедительную эмоциональность»… И все же, читая ее, трудно отделаться от неуловимого, но едкого запаха дыма, а еще – крутится в мозгу: «С лейкой и с блокнотом, а то и с пулеметом сквозь огонь и стужу мы прошли...» 

Да, это о фронтовых корреспондентах. А лесной пожар что, не фронт? – тоже фронт. И такой же героизм одних, часто обусловленный подставами других. «Если пожар проблемный, не признаваемый, нелишним будет сделать фотографию с показаниями навигатора, с видимыми на мониторе координатами горящего очага»…

Да, замечательные иллюстрации к лекции – фотографии самой Марии Васильевой, Ивана Бурова, Анны Баскаковой и Григория Куксина - это не только фото, но одновременно и документы. И теперь у тех, кто хочет влиться в ряды пожарных добровольцев «с лейкой и блокнотом», есть возможность в преддверии сезона повышать свой профессионализм. К сожалению, надежды на то, что сезон лесных пожаров не наступит, нет. «Выпьем за снимавших, выпьем за шагавших под огнем».

f406829822a2bbf69df17965c73537fa.jpg

a03a117ae8723d59d4d895bef846b48e.jpg

8281f0d6e8ee7139b1fe4861e33b626f.jpg

На фото обложки - Мария Васильева, автор Анна Баскакова, 2011.


Читать подробнее на сайте Активатика

…которую высокие чиновники назвали «разовым заездом физического лица». Оползень на хребте Аибга, продолжение незаконной стройки в нацпарке и множество редких растений, обреченных на уничтожение - все это обнаружили активисты-экологи в очередном горном рейде.

В прошлом году по территории Сочинского национального парка, через нетронутые территории дикой природы, началась незаконная прокладка дороги. Дорога идет от финишной зоны горнолыжного центра «Роза Хутор» на Энгельманову поляну и спускается к реке Мзымта - через нее хотят построить мост.

11ad2f7cfdfd10c9a8c2677ab8e9525a.jpg

Строительство нанесло огромный ущерб природным комплексам Сочинского национального парка. Никаких разрешительных документов на него нет. Налицо все признаки экологического преступления.

Но это преступление с удивительным упорством покрывают российские власти. Администрация президента России назвала его «разовым заездом физического лица». Лоббируют интересы оффшорных компаний «Роза Хутор» и «Обер Хутор», прячущих свои капиталы за рубежом, вице-премьеры Дмитрий Козак и Александр Хлопонин. У обоих тесные личные и деловые отношения с хозяином компаний - олигархом Владимиром Потаниным. Что же говорить о Минприроды России, Росприроднадзоре и органах полиции, которые также в упор не желают видеть разграбления Сочинского национального парка.

14 апреля 2016г. активисты Экологической Вахты по Северному Кавказу провели общественную инспекцию строящейся дороги и обнаружили, что, несмотря на прошлогодние скандалы, проект дороги не заморожен. Вдоль планируемой трассы активно работают изыскатели, ведут в нацпарке незаконные буровые работы на склонах ущелья одного из притоков Мзымты.

Дело в том, что из-за того, что трасса дороги была прорезана на крутых склонах хребта Аибга, вдоль нее начались крупные оползни. И заказчики строительства поняли, что маршрут нужно менять. Как рассказали активистам ЭкоВахты геологи, они ведут изыскания под строительство моста через ущелье, на склонах которого начались оползни. Этот мост решено построить, чтобы обойти оползневой участок, так как может «поплыть» весь склон. С такой проблемой «Роза Хутор» уже сталкивалась, когда дорожное строительство на склонах Аибги породило огромный оползень в долине Сулимовского ручья.

Дальнейшее обследование местности показало, что в целом трасса планируемой дороги изменена: перед и за ущельем, через которое планируют построить мост, проложен ее новый маршрут, о чем свидетельствуют новые метки и зарубки не деревьях. То есть компании хотят еще раз прорезать горный склон хребта Аибга, нанеся еще одну рану природе Сочинского нацпарка.

Кроме того, активисты обнаружили высокую концентрацию краснокнижных видов растений в районе планируемого строительства дороги, над которым нависла угроза уничтожения.

Как заключают активисты, территории дикой природы Сочинского национального парка, Сочинского заказника и Кавказского заповедника в верховьях Мзымты, которые рвется «освоить» и превратить в индустриальные ландшафты олигарх Потанин, по-прежнему в смертельной опасности. Уникальное природное наследие Западного Кавказа надо срочно спасать всей российской и международной общественностью.

В частности - поддержать Петицию за спасение верховьев реки Мзымта от горнолыжных курортов олигарха Потанина

По материалам Экологической Вахты по Северному Кавказу.



Читать подробнее на сайте Активатика

Каким может быть результат конфликта местных жителей с неприемлемым для них проектом? То есть дорогой, заводом, торговым центром на месте парка и пр.

В абсолютном большинстве случаев варианта два. В каждом из них есть победитель и побежденный.

Первый вариант - победу одерживает местное сообщество. Проект не реализуется.

Второй вариант - инвестор\власть "прогибает" местных жителей. Те получают соседство с заводом, дорогой или торговым центром, против которого боролись, чувствуют себя униженными и чужими на своей собственной земле.

В борьбе с народом в ход может идти богатый, наработанный годами инструментарий:

- фальсификация публичных слушаний, привоз нанятых актеров, студентов, безработных, сотрудников фирмы и пр., чтобы выдать их за местных жителей; те в один голос рассказывают, как жаждут появления завода, дороги или торгового центра;
- подкуп властей;
- в случае прямого противостояния – переход к, что называется, жестким силовым методам. 

Последние московские конфликты хорошо их иллюстрируют. Нанять крепких ребят и показать этим мамам с колясками, бабушкам и прочему мирному населению. Избить, оттолкнуть, повалить на землю. Ничего сложного.

Сотрудничать, убеждать, доказывать что-то людям, на землю которых ты приходишь? Давать какие-то гарантии своим обещаниям? Не, не слышали.

…Десять лет назад, когда на павловской земле недалеко от деревни Гомзово Павловского района Нижегородской области французский концерн Сен-Гобен только собрался добывать гипс на местном Гомзовском месторождении и производить гипсокартон, в районе начался классический острый конфликт. Были тысячные митинги, множество коллективных обращений к губернатору, в общественную палату, председателю правительства и в администрацию президента и даже… Пасхальный крестный ход с воздвижением Поклонного креста на месте будущих гипсовых разработок. (В этих местах, что не очень типично, духовенство играет заметную роль в обществе. Рядом – Абабковский женский монастырь).

Павловчане были от проекта отнюдь не в восторге. Ожидали, что гипсовая пыль от разработки карьера покроет ровным слоем леса, поля, огороды, дачные участки. Что потом и дачу толком продать не удастся. Короче, что туристический и сельскохозяйственный потенциал района погибнет.

Самых невосторженных местных жителей и экологов в 2011 году повезли во Францию показывать аналогичное предприятие неподалеку от Парижа - завод гипсокартона в Вожуре, городке с население 6 тысяч, и гипсовый карьер в Кормейеме. Стало ясно, что высокие стандарты в этом производстве возможны – как минимум во Франции. В том числе при взрывах на карьере, которые делегаты увидели своими глазами. Увидели синхронную рекультивацию карьера: рядом с разработками идет засыпание отработанных участков, чуть дальше растет лес. То есть карьер как бы движущийся: одну стенку разрабатывают, с другой стороны засыпают, сажают деревья. Экологи сказали, что в России такого не видели, и оценили, что во Франции на заводе воздействие на людей и окружающую среду сведено практически к нулю.

Разумеется, у павловчан остались вопросы и сомнения,будут ли выполнять обещанное в Павловском районе. Обещают всегда много, но бизнес заинтересован в минимизации затрат, и какие у общественности есть инструменты, чтобы контролировать ситуацию?

…И вот сейчас,в 2016 году, руководитель движения «Экоцентр «Дронт»» Асхат Каюмов только что вернулся с очередного заседания Общественного наблюдательного совета по проекту компании «Сен-Гобен» по разработке гипсового карьера и строительству фабрики гипсокартона в районе д. Гомзово Павловского района Нижегородской области. Совет работает в штатном режиме уже 5 лет.

Вот, что он рассказал.

- Я бы назвал этот совет «неожиданно работающей структурой». Неожиданно, потому что на моей памяти такой устойчивый диалог, постоянная нормальная диалоговая площадка, пожалуй, единственная. Отечественный крупный бизнес не очень любит, когда приходится отвечать на неудобные вопросы. За свою жизнь я неоднократно сталкивался с имитацией диалога с общественностью. Приходилось видеть и честные попытки бизнеса начать такой диалог. Но чтобы он реально шел, настолько долго и устойчиво… До сих пор удивляюсь.

Я вхожу в наблюдательный совет от экологической общественности. Собираемся 3-4 раза в год: представители жителей деревень Гомзово и Абабково, Павлово, органов местного самоуправления, местных профсоюзов, обеспокоенные граждане. Пару раз приходили на заседания члены епархии, они тоже в совете. На этих встречах руководство завода рассказывает нам, что у них происходит, и отвечает на разные, в том числе достаточно неудобные вопросы.

Вот на последнем заседании задавали вопросы в том числе по взрывам на карьере, по перевозке щебенки с карьера до завода. Почему зимой ее возили в незакрытых тентах, хотя изначально было обговорено, чтобы перевозка была закрытой, чтобы не было пыления? Представители завода пытались говорить - знаете, зимой это невозможно, не позволяет безопасность труда. Как водитель залезет по обледенелым лесенкам наверх закрыть тент? Один из жителей, очень уверенный и опытный мужик, предложил техническое решение этого вопроса: «Погодите! Есть специальные лебедки…».И руководство завода обещало к следующей зиме их применить, чтобы можно было и зимой возить материалы в закрытом виде - безопасно и для водителя, и для окружающей среды.

Есть жители, которые фиксируют все взрывы на карьере и задают вопросы, когда взрыв, по их мнению, слишком сильный, слишком беспокоящий.

На прошлом заседании в конце года я попросил завод представить итоги заводского экологического контроля и мониторинга. И вот на последнем заседании нам представили подробный отчет: какие параметры проверяются, какие есть превышения, что будет сделано, чтобы превышений не было, сколько в это вкладывается денег.

Нормальная диалоговая ситуация. Конечно, для нас она не идеальная, конечно, фирма не стоит по стойке «смирно», но и не отбрехивается, а реально пытается снимать возникающие проблемы.

За это время деревня Гомзово была газифицирована силами компании, за это время – в прошлом году - компания по просьбе Абабковского сельсовета внесла свою лепту в обеспечение водопроводом. Совет - площадка, на которой решается, как сделать, чтобы завод был полезен местному социуму и отвечал на его вопросы.

На фото - момент торжественного мероприятия по поводу газификации.

334e3f247c135ca3e0eef43b23b047b2.jpg

Надо сказать, что этот позитивный опыт возник не сразу. Изначально район изначально был категорически гневен по отношению к запланированной компанией добыче гипса и переработке ее в гипсокартон. Были активные общественные дискуссии. Компания вначале пыталась рассказывать, что да как, а потом организовала два выезда наиболее обеспокоенных людей во Францию, где они наблюдали, как взрывают гипс в пригороде Парижа, и убедились, что при этом может не быть огромного облака пыли. После поездок жители поставили вопрос, что все равно у них много недоверия к этому объекту, и необходима система общественного участия в деятельности предприятия. И тогда французское руководство сказало: давайте создадим наблюдательный совет. Он будет наблюдать, а компания будет ему регулярно отчитываться.

На фото - одно из первых заседаний совета в сельском клубе.

879c0263ffbc94345a490aaf0a1b7821.jpg

Сейчас процесс уже превратился в рутину. Был создан совет, причем, не заводом, а павловским органом местного самоуправления. И мы стали плотно работать. Да, наверное, в первую очередь это произошло благодаря французскому руководству компании, но на сегодня и нижегородский, и пришлый московский менеджмент не воспринимают необходимость отчетов перед советом как что-то дискомфортное. Это работа. На заводе уже второй директор меняется за эти годы, и это не влияет на диалог. Нам говорят: у нас новый директор. А на следующем заседании он уже рассказывает об итогах работы, о том, насколько в связи с кризисом упали объемы производства, как руководство пытается удержать рабочих… И уже пошел встречный процесс. Им говорят: погодите, а есть же программа поддержки в случае сокращений, давайте на следующий год в эту программу вписываться… То есть совет - это не только контроль жителями завода, это именно площадка, где местные жители, муниципалитет и компания реально ведут диалог. Он может кому-то нравиться или не нравиться, но стороны ищут точки взаимного соприкосновения.

Вот сотрудники компании Сен-Гобен обнаружили свалку. Не свою свалку, но вблизи от своего предприятия. И уже вместе с муниципалитетом собираются ее ликвидировать. Вообще-то это муниципальная проблема: свалка не на их земле. Но компания считает: давайте вместе уберем, она вид около нас портит. А вы, муниципалитет, потом разберитесь, кто эту свалку устроил, и вставьте ему пистон.

Или местный житель на заседании совета жалуется, что с проехавших машин летела щебенка. Директор компании говорит: «Вот вам мой сотовый телефон. Проехала машина, щебенка летит – сразу набираете и мне называете номер машины. Водители у нас на аутсорсинге». Не «напишите письменную жалобу, мы будем ее рассматривать», а «звоните на сотовый». Это и в его интересах - не ссориться с местными, не рассыпать щебенку. Взаимополезное сотрудничество. Мне кажется, это позитивный удачный опыт. Если все компании будут такое сотрудничество налаживать, жизнь муниципалитетов будет гораздо лучше.

Кампания сначала работала на привозном сырье, а с прошлого года на своем. Взрывы проводятся раз в 3-4 месяца. Что касается гипсовой пыли, то до огородов ничего не долетает. По ОВОС, который я изучал, содержание взвешенных частиц (пыли) в пределах ПДК. А вот вода содержит природное железо на входе и выходе. Для отстаивания взвешенных частиц в сбросах воды сейчас строят пруд-отстойник, а для большей охраны воздуха сажают вокруг карьера лиственную рощу. На самой промплощадке в карьере пыльно, конечно.

Я сейчас стараюсь убедить завод показать какой-нибудь взрыв членам совета. Конечно, надо все запланировать и подготовиться заранее: взрывы обставляются кучей мер по безопасности персонала. С точки зрения влияния на окружающую среду это несущественное явление, а с точки зрения безопасности и влияния на жителей, наверное, хорошо бы жителям разочек этот взрыв показать. Пусть они или убедятся в безопасности, или зададут неудобные вопросы. Сейчас в связи с кризисом производство упало на 50%, и следующий взрыв будет только осенью. Обещают взять нас посмотреть.

На мой взгляд, эта история показывает, что иногда можно даже жестко конфликтную ситуацию - настоящую войну - превратить в нормальное сотрудничество.

...А я думаю о том, что вот такие "срединные" истории, наверное, не конкурентноспособны для просачивания в наше черно-белое сознание. "Ужас-ужас" понятнее, привычнее...


Читать подробнее на сайте Активатика

Бальмонта в тему

Слова - хамелеоны,
Они живут спеша,
У них свои законы,
Особая душа.
Они спешат меняться,
Являя все цвета;
Поблекнут - обновятся,
И в том их красота.
Все радужные краски,
Все, что чарует взгляд,
Желая вечной сказки
они в себе таят.
И сказка длится, длится
И нарушает плен.
Как сладко измениться,-
Живите для измен!
Константин Бальмонт, 6.11.1906.

Tags:

То ли нам снится, что ожил коллективный труп тридцато-сороковых, то ли этому трупу на короткое время приснились мы, а он и сейчас живее всех живых.
Как там у Пелевина - то ли это коммунист, которому снится, что он бабочка, то ли это бабочка, которой снится, что она коммунист.
От того, какой выбрать ответ, зависит, что делать. Если снимся мы - оставить труп в покое и бежать в какую-нибудь Мультландию с велодорожками и игрушечным сепаратизмом. Если он снится нам - пытаться разлепить веки.
Вот и все. Финита. Баста.
Кончен цикл. Пора домой.
Вместо призрачного счастья
Будут воля и покой.
Свежий утренний морозец,
Чай вечерний с имбирем...
От стихов вернемся к прозе
и калиточку запрем.
Но стихи не виноваты!
Что б ни пел их адресат -
чувства были не из ваты,
на пределе цвел их сад.
Был в нем, правда, грот иллюзий,
отражение на дне
трав, сплетающихся в узел,
рыб, снующих в глубине...
Но в глухой аллее дальней
глупый маленький цветок
алый, преданный, печальный
полыхал, как только мог.

Tags:

"Сидеть в жж"

Интересная штука - использование глаголов движения и положения в отношении интернета, соцсетей, да и гаджетов как таковых.
Во-первых, это "СИДИМ В":
- в фейсбуке, в жж, в компе, вконтактике, даже в телефоне. Это ощущение как бы некоей незримой комнаты, некоей капсулы, ограниченного пространства вокруг нас. Раньше этого не было - сидеть в книге\видео нельзя, хотя вроде бы по сути такое же временное перемещение в другой, виртуальный, мир. Ключевое отличие, видимо, в том, что "внутри капсулы" фейсбука и пр. можно что-то делать, взаимодействовать с этим ограниченным пространством, как с реальным. Как с настоящей комнатой. Кстати, пространство, где "сидят", никогда не было обязано быть маленьким, только ограниченным. Сидеть можно было и в поместье, и в Урюпинске, и в Москве.
Во-вторых, "ЗАЛЕЗТЬ В", "СЛАЗИТЬ В". Это еще больше напоминает капсулу, где-то на полатях или антресолях.
Но в то же время - "ЛАЗИТЬ ПО или В". Не такое уж ограниченное пространство. Небольшой вход-лазейка, но дальше пространство теряет границы, точнее, каждая граница оказывается новым входом-лазейкой. Поэтому - не ходим, а лазаем.
ВХОДИМ - когда "входим в себя", деанонимизируемся.

...Столкнулась с живой илюстрацией к тезису, что даже лингвисты не отдают себе отчет в собственной же речевой практике - буквально через несколько дней после лекции о норме и практике Максима Кронгауза у нас в городе.
Преподавательница спрашивает студента-иностранца, что он делал вечером. "Фейсбук". "Что "фейсбук"? Говори глагол. Что ты делал?" Он не знает. Она пытается помочь, и очевидно, что ее мозг отвергает главный и практически единственный сегодня вариант: СИДЕЛ в фейсбуке. "Ну... как.. скажи "использовал фейсбук"..." С вероятностью, близкой к 100%, сама она, не задумываясь, сидит в фейсбуке. Но учить так говорить как-то неправильно)

Tags:

Latest Month

June 2016
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow